Made in Italy

... the passion on the reproduction of sound

Новости

Moscow Audio Show

с 2 по 4 ноября

Со 02 по 04 ноября 2013 года в Москве состоится вторая международная выставка Moscow Audio Show, которая обещает стать самым популярным и значимым ежегодным аудио-видео форумом для всех российских любителей качественного звука и видео. Выставка пройдет в Iris Congress Hotel, который, без преувеличения, является «культовым» местом для всех российский любителей качественного звука.

Moscow Audio Show – специализированная выставка аудио техники класса High End, организованная Ассоциацией Производителей и Дистрибьюторов аудио и видео техники высшего качества – «Русское High End Сообщество». Это новый профессиональный союз, объединивший всех наиболее заметных игроков российского аудио рынка.

Мы приглашаем Вас оценить технические и звуковые качества  техники  Omniray Technology, серии Zero Series , Twenty Two Series, Сlient Name Series, которые сочетают в себе качественные материалы, превосходный дизайн и точность воспроизведения звука за счёт технологии Omniray и новой системы Zingali Turning Port. Элегантный и стоящий продукт, который, благодаря различным расцветкам, подойдёт как для современных, так и для классических интерьеров. Аудио инсталляции, основанны на высококлассных ламповых усилителях производства компании G9.

Экспозиция будет представлена в зале «Москва», расположенном на 1 этаже отеля Ирис (напротив центрального входа).

Тавкже в шоу примет участие легендарный  акустический гитарист и импровизатор Антонио Форчионе, при поддержке  Naim Audio выступит  3 ноября в 19.00. Вход - бесплатный!

Время работы выставки с 10.00 до 18.00

Мы будем рады встрече с Вами!

Мы ждём вас со 2-го по 4-е ноября 2013 по адресу:
127486, г. Москва, Коровинское шоссе, дом 10
Отель Iris Congress Hotel
 

Рупор для Клиента.

АудиоМагазин №2 (109) 2013 года

Продукция Zingali в свое время появилась на нашем рынке как-то внезапно и вместе с тем эффектно. Неизменный символ практически любой акустической системы этой марки — абсолютно узнаваемый деревянный рупор Omniray, центральный конструктивный элемент, вокруг которого крутится вся фирменная звуковая концепция. Хотя что в данном случае первично, концепция или конструкция, — вопрос отдельный.

2.jpg

3.jpg

4.jpg

Акустические системы Zingali CL Name 1.12 (1100 000 руб.)
TЕХНИЧЕСКИЕ ПАРАМЕТРЫ [по данным производителя]
Акустическое оформление фазоинвертор
Номинальная мощность, Вт (RMS) 500
Чувствительность, дБ (1 Вт, 1 м) 96
Частотный диапазон (±2 дБ), Гц 35—20 000
Количество полос 2 (НЧ - 300 мм, СЧ/ВЧ - 25 мм)
Частоты раздела полос, кГц 1,0 (12 дБ/окт)
Габариты, мм 950 к 440 х 630
Масса, кг 50

Конструкция

Говоря об акустике Zingali, следует отметить ее нестандартность в широком смысле слова. В то время как большинство производителей считает АС электроакустическим средством звукопередачи первоисточника, Zingali воспринимает свои колонки как музыкальный инструмент, в котором играют не только динамики, но и в немалой степени корпус. Такой подход, конечно, не уникален — достаточно вспомнить другую итальянскую компанию, Sonus Faber, тоже берущую на вооружение ряд существенных принципов, лежащих в основе конструкции музыкальных инструментов. Вместе с тем он довольно редок и логичен для устройства, чье назначение — воспроизводить музыку. Вполне интересная концепция, если учесть, что кому-то нужны акустические мониторы с высочайшей достоверностью передачи материала первоисточника, а кому-то, наоборот, требуется «свой звук». Очень важен вопрос реализации: как показывает практика, АС можно изготовить таким образом, что тончайшее тембральное окрашивание звучания будет восприниматься очень гармонично. Здесь, судя по всему, именно такой случай. Вообще надо заметить, что слово «окрашивание» (оно ближе к живописи, чем к ремеслу маляра) в нашем языке изначально не имело негативного смысла — последний ему привила сфера аудио.

Вложенная в упаковку спецификация, равно как и сайт компании, не предоставляет исчерпывающих и даже полных сведений по техническим вопросам, однако в основных моментах удается разобраться и после визуального знакомства. Достаточно крупный и глубокий корпус изготовлен по преимуществу из массива натурального дерева (где-то мелькала информация, что это тополь) и частично из традиционного MDF. Безусловно, модель CL Name 1.12 можно назвать если не произведением дизайнерского искусства, то чем-то очень близким к этому, как с точки зрения их внешности, так и в техническом плане. Одному из наших коллег эти корпуса немного напомнили знаменитых истуканов с острова Пасхи; у другого возникли ассоциации с формой античных Венер. Общая масса колонки внушительная, порядка 50 кг. Все поверхности покрыты весьма чувствительной к прикосновениям лакировкой, поэтому лучше передвигать колонки по комнате в перчатках и вообще не прикасаться к ним, так как «дактилоскопия» великолепно отпечатывается на глянце лака. Боковые стеночки, с параллельными вертикальными насечками, имеют сложную форму, и при этом они не особенно толстые — по крайней мере, по результатам тактильного обследования. В данном случае форма боковых панелей (насечки, скорее всего, играют роль элементов жесткости) в первую очередь следует требованиям дизайна, а уж во вторую является акустически обусловленным элементом конструкции. Хотя, наверное, с учетом двухполосной конфигурации вопрос о сглаживании подобным образом внутренних воздушных резонансов остается весьма актуальным. Лицевая панель, наоборот, — крепчайший монолит; вряд ли она будет добавлять нежелательную подзвучку. В массивную панель интегрирован фирменный рупор, причем особенности конструктивного исполнения из единой заготовки остаются загадкой — видимо, у компании есть свои технологические секреты. Рупор из древесного массива связан с опасностью появления на нем трещин вследствие колебаний влажности воздуха (по этой же причине почти всегда обнаруживаются трещины в деках старых роялей). Надо заметить также, что тополь из-за своих особенностей (плотность, гигроскопичность) очень слабо подвержен растрескиванию — не случайно из него (а также из липы и клена) традиционно вырезались фигуры святых в католических соборах.

В нижней части корпуса сзади располагается блок симпатичных клемм, обеспечивающий в том числе и двухпроводное подключение (bi-wiring). Больше ничего заслуживающего внимания с тыльной стороны колонки нет. Крупный и глубокий рупор Omniray с широкополосной головкой в горле занимает большую часть площади фасада. В зависимости от модели и типа головки рупорные оформления Omniray в классификации компании имеют различные индексы, содержащие информацию о площади выходного сечения и диаметре рупора. В модели CL 1.12 рупор имеет индекс GZ12′′, что, между прочим, дает любопытную косвенную информацию: судя по всему, диаметр выходного сечения Omniray всегда четко соответствует диаметру примененного в данной модели НЧ-динамика. Вызывает уважение то обстоятельство, что компания, по ее утверждениям, делает динамики самостоятельно, а не закупает их как OEM-продукт у профильных производителей. Нет оснований не доверять официальным данным. Расположенный в нижней части фасада большой басовик калибра 12 дюймов смотрится впечатляюще. Высокочувствительный бумажный диффузор с демпфирующей пропиткой на стандартном подвесе закрыт тканой сеточкой, предохраняющей от случайного повреждения. Впрочем, если в доме потенциального хозяина обитает котик, то прозрачная слабо натянутая ткань мембраны будет выглядеть для хвостатого исследователя весьма привлекательно: одно движение, и сеточка превращается...

Чувствительность 96 дБ — редкое явление для обычных High End-басовиков, тогда как в профессиональной сфере НЧ-головки именно с такой величиной этого параметра встречаются очень часто. Однако в Zingali CL Name 1.12 мы имеем дело не просто с басовиком, а с широкополосной головкой, воспроизводящей полезный акустический сигнал в большей части средних частот. Частота раздела полос с фильтром 2-го порядка выбрана в точке 1 кГц — довольно нестандартное значение, обычно твитер и НЧ/СЧ-динамик разделяются на частотах 2—4 кГц. В данном случае техническое решение связано с необходимостью обеспечить корректное воспроизведение с максимально ровной частотной характеристикой (АЧХ): басовой мембране диаметром 300 мм достаточно непросто работать в поршневом режиме уже в области выше 800 Гц из-за возникновения изгибных мод в материале диффузора. Выше 1 кГц начинает действовать твитер в оформлении рупора Omniray. Совершенно очевидно, что излучение ВЧ-головки вследствие особенностей ее рупорного оформления должно концентрироваться в определенном угловом секторе, обусловливая направленность АС. По сведениям разработчиков, сектор составляет 100 градусов (то есть ±50 градусов), что весьма неплохо, а учитывая осевую симметрию рупора, следует ожидать аналогичных свойств как в горизонтальной, так и в вертикальной плоскости. Вообще говоря, сделать рупорное оформление для ВЧ-головки с адекватной стабильностью АЧХ довольно сложно, и это безусловная заслуга разработчиков.

1.jpg

Заявленный частотный диапазон акустики простирается от 35 Гц до 20 кГц. Нижняя граница воспроизведения определяется конструктивными особенностями НЧ-оформления: порт фазоинвертора настроен низко и выведен в дно корпуса, в невысокую щель между элементами дизайнерской подставки. По сложившейся практике безоговорочно доверять значению нижней границы в паспортах большинства колонок не следует, поскольку оно сильно зависит от методики измерений и в результате далеко не всегда согласуется с субъективными впечатлениями. Однако в данном случае, судя по всем признакам, есть основания доверять паспорту Zingali: объем акустического оформления реально внушительный, калибр динамика — многообещающий... Номинальная мощность в 500 Вт RMS вполне соответствует «профессиональным» цифрам. Впрочем, излишне заострять внимание на скучных технических особенностях не стоит. С практической, потребительской точки зрения гораздо существеннее солидный набор вариантов отделки — три цветовых решения корпуса и пять видов расцветки рупора во всех возможных сочетаниях позволяют подобрать именно то, что наилучшим образом подходит для конкретного домашнего интерьера. В нашем случае колонки имели однотонную черную расцветку обеих частей, выглядящую не слишком представительно, зато, например, контрастный двухцветный черно-белый вариант будет смотреться сногсшибательно.

Музыкальный материал ]
DISC 1 «Pierre Boulez Conducts Stravinsky» (Deutsche Grammophon, 2010,002894478730)
DISC 2 G. Sviridov. «Snow-Storm — Pushkin’s Garland» (Melodia, 1976—1995)
DISC 3 Patricia Barber. «Companion» (XRCD, Premonition Records, 1999)
DISC 4 Jacques Loussier. «Plays Bach» (Telarc, 1996, CD-83411)

5.jpg

6.jpg

Звучание

Звучание акустической системы столь оригинальной конструкции, как и ожидалось, обладает ярко выраженной индивидуальностью. В энергичном спектральном ландшафте отчетливо ощущается великолепно поставленный глубочайший бас. Прибегая к вокальной терминологии, можно сказать, что это настоящий бас профундо. Не нужно контрольных измерений, чтобы убедиться: паспортные данные о нижней границе воспроизведения на отметке 35 Гц соответствуют реальности и даже, возможно, превышают истинное значение — во всяком случае, отчетливо ощущается тактильное воздействие на диафрагму слушателя (результат, как мы помним, в немалой степени зависит от особенностей помещения и места в нем колонок и слушателя). Даже в условиях редакционной тестовой комнаты, не отличающейся особенно большими размерами, басы Zingali CL 1.12 доминируют, подобно Эвересту над окружающим горным массивом. Однако соответствующее акцентирование воспринимается вполне позитивно, более того, в ряде современных музыкальных стилей — даже сногсшибательно. Подкупают отменная энергетика и динамика баса — явное следствие применения НЧ-головок профессионального уровня с высокой чувствительностью и мощнейшими магнитными системами. Традиционные колонки с обычными динамиками едва ли способны с такой же легкостью жонглировать глыбами глубокого баса, с какой это делает парочка CL 1.12. Тональный баланс, будучи заметно смещенным в теплую область спектра, совершенно определенным образом обусловливает тембровый колорит БСО. Стоит отметить, что эффектность воспроизведения низкочастотных форм (большой барабан, литавры, низкая медь) дает неожиданный результат в виде резко увеличившегося (по сравнению с оригиналом) объема звуковой панорамы.


В конструкции акустической системы все тщательно рассчитано и подтверждено экспериментально — 
здесь нет места случайностям и преобладанию дизайнерской мысли над вычислениями, результатами тестов и здравым смыслом


Объем сцены иногда кажется поистине устрашающим; словно находишься в партере на передних рядах или даже в шаге от литавр. С точки зрения динамики в целом не наблюдается контраста при переходе от басов к средним и высоким частотам — с энергетическими свойствами дела у колонок обстоят, как уже было сказано, очень неплохо. В то же время звуковое полотно на средних частотах рисуется широкими и щедрыми мазками, не оставляя времени на анализ тембровых особенностей игры конкретного инструмента. Это довольно характерная особенность воспроизведения в широкой полосе крупными НЧ/СЧ-драйверами, которая окупается иными достоинствами. Ошеломляюще правдоподобен мужской баритон. Для оценки вокальных способностей акустической системы очень пригодился известный «мелодийный» вариант «Пушкинского венка» с бесподобным А. А. Ведерниковым: его мощнейшее соло (гениальный хор «Зорю бьют») в исполнении CL 1.12 звучит так, что пробирает буквально до костей. При увеличении громкости закономерно сталкиваешься с тем, что энергетический потенциал усилителя используется едва ли на одну треть; до уровней 110—112 дБ колонки раскачиваются с легкостью необычайной и практически без изменений качества звучания. На высоких частотах при любых обстоятельствах царят спокойствие и нейтралитет; обострения чувствительности, довольно типичного для рупорной ВЧ-организации, в данном случае не наблюдается. Особенности пространственного распределения звука, продиктованные свойствами Omniray, сказываются лишь в необходимости строго ориентировать громкоговорители на слушателя. В фокусе акустических осей твитеров звучание оказывается наиболее полноценным, богатым и насыщенным, что вполне объяснимо с конструктивной точки зрения. Вместе с тем следует внимательно отнестись к выбору места для АС в помещении — в некоторых точках комнаты (если в ней не проведена полномасштабная акустическая обработка) характер воспроизведения баса может существенно ухудшиться. Как это часто случается, отличные колонки с великолепными низкочастотными способностями весьма требовательны к обеспечению адекватных условий прослушивания...

[Контрольный тракт ]
CD-проигрыватель Simaudio MOON 650D
Интегрированный усилитель Bryston В100 SST
Акустические и межблочные кабели Acrolink

 

Вывод ]
Zingali CL 1.12 — очень эффектный вариант дизайнерской по своим внешним признакам акустики, обладающей недюжинными способностями по воспроизведению баса. Такое сочетание достоинств у колонок с экстравагантной наружностью встречается довольно редко.

 

По материалам издания АудиоМагазин
Автор Дмитрий ДМИТРОКОПУЛО

 

АудиоМагазин
Выпуск №5 Декабрь 2012

Колонки от папы Карло

Итальянцы очень ценят дерево как материал для колонок. Ни в одной другой стране мира нет такого количества производителей акустики из натуральной древесины, как на родине Пиноккио. И хотя в имени Zingali слышится что-то неитальянское, это самая настоящая Италия. Компания выпускает только акустические системы и не скупится на древесный массив, из которого делаются наиболее важные элементы конструкции АС. Что же касается экзотического названия, то тут на самом деле все предельно просто: основателя и главу фирмы зовут Джузеппе Дзингали.

Рупорные восторги и сомнения
Создав свою компанию в 1986 году, Джузеппе Дзингали долгое время работал в профессиональном секторе и выпускал студийные мониторы. С самого начала своей деятельности он сделал ставку на две вещи; рупор и натуральный древесный массив, и остается верен им по сей день. 

Рупор, этот характерный элемент архаичных (а также многих современных) акустических систем, привлекает Дзингали целым рядом положительных свойств. А именно: теоретически он является идеальным посредником между диффузором излучателя и внешней средой, согласуя давление и акустическое сопротивление на входе (или, выражаясь научным языком, в горле рупора, где и находится излучатель) и на выходе. Звуковые волны, проходя раствор рупора, постепенно и плавно расширяются, прежде чем выйти во внешнюю среду. Наблюдается явление «акустического усиления» звука, выражающееся в значительно более высоком по сравнению с другими типами акустического оформления КПД: последний может доходить до 50% против 1% у аналогичного излучателя в закрытом ящике. Хотя, если подумать хорошенько, никакого усиления тут, конечно же, нет (иначе мы бы вошли в противоречие с законом сохранения энергии?). Рупор можно назвать своеобразной акустической смазкой, которая, обеспечивая плавность перехода, уменьшает потери энергии звуковых колебаний. А если подойти к истолкованию еще скрупулезнее, то рупор просто перераспределяет эту энергию в том направлении, куда обращен его раскрыв, концентрирует, фокусирует, задает направление излучения. Не зря же рупо- ры характеризуются ярко выраженным направленным излучением! 

1.jpg
Zingali Twenty Two 12


Последнее можно трактовать двояко: и как преимущество, и как недостаток. Понятно, что высокая эффективность (другими словами, чувствительность АС) — штука неплохая, но в то же время слишком узкая диаграмма направленности колонок ничего хорошего слушателю не сулит. Тем не менее рупоры обладают определенной звуковой маги- ей, и критику в их адрес найти намного сложнее, чем восторженные дифирамбы с гипертрофированным воспеванием многочисленных достоинств.

Ирония состоит в том, что Джузеппе Дзингали, подпав под влияние рупорной магии, одновременно стал безжалостным критиком объекта своего поклонения, признав несовершенство наиболее удачного с точки зрения качества воспроизведения музыки круглого экспоненциального рупора (о его отношении к считающемуся еще более удачным типу рупора с профилем на основе трактрисы ничего не известно). Не желая мириться с характерной «носовой» окраской, которой грешит рупор, равно как и узконаправленным излучением, он взялся за усовершенствование идеи, потратил на это дело почти десятилетие и в результате придумал оригинальный профиль, запатентовав свое изобретение под именем Omniray Technology («всенаправленная технология»). А принимая во внимание вторую великую любовь Джузеппе — к натуральному дереву (главным аргументом в пользу которого служит то, что из этого благородного материала изготавливается немало музыкальных инструментов), нетрудно догадаться, что свои рупоры он стал выгачивать именно из дерева. Если конкретно — из экзотического тюльпанового дерева, произрастающего в Бразилии (другое его название — розовое дерево). Впрочем, есть сведения, что синьор Дзингали использует и обыкновенный пирамидальный тополь, а за ним далеко ходить не нужно. 

Обладая лишь слегка более сложным профилем по сравнению с обыкновенными экспонентой и трактрисой, конусом и гиперболой, рупоры Omniray, как считает автор технологии, наконец- то скинули извечный балласт типичных рупорных недугов. В первую очередь они преодолели узкую направленность и «носовой» призвук, да еще и набрали немало очков по другим важным показателям. Если не вдаваться в подробности (ввиду их неизвестности), то профиль рупоров Omniray невозможно охарактеризовать всего одной кривой. И различные области рупора, от его горла до рта (это тоже научный термин, обозначающий раскрыв), оптимизированы под разные диапазоны частот. На вид это незаметно, рупоры Omniray идеально гладкие и весьма красивые, как и колонки Zingali в целом: итальянцы славятся богатыми традициями обработки дерева, к тому же им свойственна изощренная дизайнерская фантазия. 

Джузеппе Дзингали утверждает, что смог добиться рекордно ровной для рупорного оформления ЛЧХ (±1 дБ в полосе 500—20 ООО Гц) и широкой диаграммы направленности (140 градусов). А тот факт, что рупор подчеркивает мелкие детали и акцентирует динамику, известен давно.

2.jpg
Zingali Twenty Two 12


Рупорные реалии
Музыка на лучших рупорных АС звучит более ярко, детально, эмоционально, воздушно. Вместе с тем нередко звук бывает грубоватым, зернистым, с выкриками и присвистами на голосовых сибилянтах, с тем самым пресловутым «носовым» призвуком и нестабильной локализацией образов в пространстве. Среди производителей рупорных АС, коих сегодня можно припомнить десятки, очень немногим удается создавать рупорную акустику без сучка, без задоринки, каким бы безупречным ни было качество деревообработки. Это объясняется тем, что рупор штука очень капризная, неохотно поддающаяся математическому моделированию и расчетам, к тому же весьма приблизительным. С самого начала теория рупора была во многом противоречивой: так, еще Рейли утверждал, что на выходе рупора появляется плоская звуковая волна, а Войт настаивал, что, напротив, сферическая. Революцию в рупорном деле совершил Пол Клипш, введя в оборот трактрису. Но и после стольких десятилетий возни с рупором он и по сей день во многом остается необъезженной лошадкой и безжалостно обнажает все недостатки аппаратуры и все огрехи записи, часто делая из нее карикатуру на самое себя. Отдавая предпочтение рупорной акустике, следует помнить об этом. И надо быть готовым к тому, что, возможно, придется изрядно помучиться с подбором компонентов системы и ее настройкой — рупорные колонки дружат далеко не со всяким усилителем, чаще всего им подходит ламповый однотактник (благо какой-то особой мощности, ввиду высокой чувствительности, тут и не требуется, достаточно всего нескольких ватт).

Наконец, самое главное, о чем часто забывают: рупорные модели издавна называют «акустикой дальнего броска». Это значит, что рупор хорош на значительном удалении от слушателя, заметно большем, чем в случае других АС.

И еще: рупорная акустика не только сложна в расчетах, но и довольно дорога в производстве. 

Посему, учитывая все рупорные козни, следует с уважением относиться к смельчакам, которым удалось придумать что-то принципиально новое в этой проблематичной области звуковоспроизведения, и Джузеппе Дзингали, несомненно, один из них.

3.jpg
Zingali Twenty Two 12


Двадцать вторая серия
Модель Twenty Two 1.2, старшая из серии 22, представляет собой двухполосную напольную АС с щелевым фазоинвертором в основании. Выглядит акустика солидно и «музыкально» (действительно, многие колонки Zingali внешне ассоциируются с музыкальными инструментами и сразу настраивают слушателя па нужный лад). Каплевидные в горизонтальном сечении корпуса сделаны из MDF толщиной 22 мм, лицевая же панель, несущая излучатели, имеет толщину 44 мм. Элегантные деревянные платформы, а также накладки на тыловую (закругленную) часть кабинетов придают дополнительный шарм. СЧ/В Ч - и излучатель здесь однодюймовый, с массивной звуковой катушкой, нагруженный на 12-дюймовый деревянный рупор Omniray. Буфер — 12-дюймовая динамическая головка с 75-мм звуковой катушкой, работающая в фазоинверторном акустическом оформлении. Частота раздела — 1000 Гц, в кроссоверах применены фильтры 2-го порядка (спад 12 дБ на октаву). Заявленная диаграмма направленности (по уровню б дБ) находится в пределах горизонтального угла в 120 градусов. 

Звук 
С самого начала слуховой экспертизы понимаешь, что Twenty Two 1.2 — одно из наиболее удачных творений Zingali. В звучании сочетаются очень хорошая, иногда даже взрывная энергетика и приятная, мягкость подачи, воздушность, свободное дыхание звуковой сцены. Энергичность «двадцать второй» весьма порадовала еще и потому, что некоторые прошлые модели компании оставили в этом смысле куда менее сильные впечатления. 

Наряду с несомненными достоинствами в звучании колонок при воспроизведении некоторых музыкальных записей проявляются небольшие шероховатости. И те и другие свойственны рупорным системам, однако в данном случае плюсы явно перевешивали. К ним можно отнести уже упомянутые воздушность и теплоту, убедительно передаваемую акустическую обстановку запечатленного в фонограмме оригинального музыкального события с массой реверберационных подробностей, превосходный масштаб звуковой сцены, безупречную детальность. С другой стороны, прослушивалась слабая рупорная окраска хотя и далеко не так явно, как у множества других рупорных АС. Характерной чертой звукового почерка этой модели Zingali является то, что она увеличивает мелкие детали, как бы преподнося их более крупно, вследствие чего в музыке по-новому расставлялись смысловые акценты, обнаруживалась новая свежая экспрессия, по-иному воспринимались музыкальный ритм, время. Создавалось впечатление, что колонкам требуется дополнительный прогрев (что вполне вероятно, ведь тестировалась новая пара) и что нужно уделить внимание гармонизации аудиотракта. К счастью, помимо штатного транзисторного Bryston B-100-SST под рукой оказался ламповый усилитель Icon Audio, в котором к тому же предусмотрен триодный режим. Грех было не попробовать.

Опыт удался: соотношение добродетелей и критических моментов в звучании колонок еще больше сместилось в пользу первых. Причем все ламповые красоты (а усилитель, пришедший на помощь, очень музыкален) расцвели пышным цветом — текстуры звука инструментов стали шелковистее, тембры красочнее, воздух сцены более легким (при том, что фон несколько потемнел). Возникло ощущение, будто со стен концертного зала содрали пластик и обили их благородными материалами — бархатом, деревом. Потерь в динамике и энергетике при этом не наблюдалось. Без изменений остался, пожалуй, лишь низкий бас, но тут все вполне объяснимо. 

4.jpg
Zingali Twenty Two 12


По-видимому, потенциал улучшения звучания Zingali Twenty Two 1.2 в рамках теста был реализован далеко не полностью, так что остается немалый простор для экспериментов.

Вывод
Колонки Zingali Twenty Two 1.2 кому-то понравятся больше, кому-то меньше, но ведь это обычно для техники High End. отдельные образцы которой вовсе не обязаны нравиться всем. С одной стороны, модель не универсальна в плане звуковых особенностей. С другой, она преподносит музыку в оригинальном, подчас очень экспрессивном ключе. Кстати, жанрово АС куда более универсальны. Усилитель и наверняка акустический кабель будущим владельцам этой пары предстоит подбирать весьма тщательно.

Материал взят в неизменном виде из журнала АудиоМагазин
Выпуск №5 Декабрь 2012

О нас

История

Вдохновлённые музыкой, мы направили всю свою энергию на создание различных возможностей по воспроизведению звука.

Omniray

Технология Omniray является отличительной характеристикой всей продукции Zingali, которая обеспечивает высокое качество воспроизведения звука.

Новости

Vivamus vitae tristique metus. Aenean dictum leo et velit blandit sed interdum orci ornare. Cum sociis natoque penatibus et magnis dis parturient montes.

Прессрелизы

  • Ноя

    4

    Акустика Zingali примет участие в выставке Moscow Audio Show – специализированной выставки аудио техники класса High End,.

  • Фев

    23

    Компания Colosseum является официальным поставщиком акустических систем Zingali в Россию и страны СНГ.

Шоурум

Акустика подключена, настроена и ждет посетителей в шоу-руме Colosseum. Тут Вы можете погрузиться в захватывающую атмосферу "живого звука", рассмотреть интересующую серию и оценить ее по достоинству. Демонстрация проходит по предварительной записи.

Запись по телефону: 8 925 146 06 99

Упоминания в СМИ